В 84 года Мария Евгеньевна Витачек лишилась не только всех своих накоплений, под угрозой оказалась и ее единственная однокомнатная квартира на окраине Москвы.

— Когда мне позвонил этот человек, я даже обрадовалась. Поверила, что опять нужна, что могу принести пользу, — ей неприятно и стыдно вновь погружаться в эти воспоминания, и только мой аргумент, что ее история станет предостережением для других людей и, возможно, убережет кого-то от чудовищных проблем, заставляет говорить.

Он представился ответственным сотрудником МВД Сергеем и знал о ней все: имя-отчество-фамилию, адрес… Совершенно очевидно, что он мог представиться кем угодно ради того, чтобы втереться в доверие. Ему было известно и про банковские вклады Марии Евгеньевны. И про то, что у нее нет родственников. Он приказал (по-другому не скажешь) ей срочно снять деньги и перевести на номера счетов, которые он сообщит. И тут же строго предупредил: операция секретная, речь идет об интересах государства, поэтому никому ни слова, за разглашение — уголовная ответственность.

Мария Евгеньевна совершенно растерялась от этого напора. Послушно вышла из дома, села в заказанное Сергеем такси и поехала в банк, где хранила 685 тысяч рублей. Он постоянно ей названивал и давал указания: вести себя предельно осторожно, так как сотрудники банка находятся под подозрением. Связь была односторонней — Мария Евгеньевна перезвонить Сергею не могла, набор срывался.

— Он сказал, что будет ждать меня у банка, — слушаю продолжение рассказа. — Я спросила: «Как мне вас узнать?» Он ответил: «Вы меня не увидите, это секретно, свяжусь с вами по телефону». Меня только раздражало, что я его не вижу, а он меня видит. Когда я попросила таксиста остановиться, чтобы снять копию с одного документа на другой стороне улицы, он тут же перезвонил: «А куда вы ходили?»

Договор по депозитному вкладу истекал через считаные дни, поэтому сотрудница банка посоветовала Марии Евгеньевне подождать, чтобы не терять проценты, а пока снять небольшую сумму с другого счета. Сергей, который контролировал каждый шаг своей жертвы, потребовал поехать в другое отделение банка.

— Я не рассуждала, а слепо выполняла его приказы, потому что привыкла работать на благо государства, — говорит она. — Сняла деньги и сразу через банкомат в торговом центре перевела на номер счета, продиктованный Сергеем, 685 тысяч рублей наличными деньгами.

В чеке — получатель некий Александр Николаевич Уденев, индивидуальный предприниматель из Иркутской области, а счет получателя там же, в Байкальском отделении одного известного банка. Ниже напечатано и ФИО вносителя. И это не Мария Евгеньевна Витачек, а… Александр Николаевич Уденев. Получается, сам себе перевел 685 тысяч рублей. Это не чужой чек — установлено, что сумму внесла именно Мария Евгеньевна.

К слову, на все остальные переводы по 10–15 тысяч рублей, которых было больше десятка, чеков нет. Для перевода денег мошенник по телефону предусмотрительно направлял женщину к банкоматам банка, которые не печатали бумажные чеки…

Сергей не оставлял женщину в покое, звонил каждый день. Заказывал такси, и пенсионерка с утра до вечера колесила по московским пробкам, чтобы рассовывать по разным банкоматам собственные деньги!

Таким же образом опустошили и ее второй вклад — в другом банке, на 250 тысяч рублей. Общая сумма, переведенная на мутные и чужие счета, приблизилась к миллиону, но Сергею и этого было мало. Он заставил Марию Евгеньевну отнести в ломбард даже украшения и серебряные ложки.

— Представляете, — она простодушно изумляется, — пять больших серебряных ложек оценили лишь в 3 тысячи рублей! А за все мои ценности, включая золотые дореволюционные украшения, выплатили всего около 60 тысяч. Эти деньги так и остались у меня.

Видимо, для мошенников сумма оказалась ничтожной. У них ведь были наполеоновские планы на все имущество одинокой беззащитной пенсионерки.

Музыкальная фамилия

Фамилия досталась Марии Евгеньевне от папы, Евгения Францевича Витачека — выдающегося мастера смычковых инструментов. Его отец и дядя тоже были скрипичных дел мастерами. Генрих, в крещении Евгений, приехал из Чехии в Москву еще при Николае Втором.

Евгений Францевич женился на одной из пяти сестер Гнесиных — скрипачке Елизавете Фабиановне, в 1910-м у них родился сын Фабий, ставший композитором.

— Мама моя на 22 года моложе папы, — рассказывает Мария Евгеньевна. — Они познакомились в 1936 году в Большом театре. Мама работала секретаршей, папа был ученым хранителем старинных струнных инструментов коллекции. Папа делал описи, мама ему помогала — печатала. Они работали всю ночь, а под утро пошли погулять в Александровский сад.

Так начался их роман. Евгений Францевич вскоре развелся со своей женой и женился на молодой избраннице. Через год родилась дочь Мария. Сначала жили в общежитии Большого театра на Дмитровке.

— Несмотря на развод, они сохранили хорошие отношения. Лиза Гнесина была для меня как бабушка. Очень меня любила. В эвакуации мы все жили в одной 16-метровой комнате в Казани: Елена Фабиановна, Елизавета Фабиановна и мы — папа, мама и я. Вместе жили на даче, одна комната называлась Гнесинской, — Мария Евгеньевна вспоминает семейную историю. — Когда папа умирал от рака легких в «кремлевке», к нему приезжали и мама, и тетя Лиза, а люди показывали пальцем: «Две жены!».

У Евгения Францевича никогда не было отдельной мастерской, он работал дома. Ему полагалась трехкомнатная квартира, но в Моссовете попросили уступить ордер другим людям. А от двухкомнатной квартиры мастер сам отказался — все окна выходили на восток. Когда скрипки покрывают лаком, они должны сохнуть при полуденном солнце, иначе нарушается звучание. В итоге семье предоставили две комнаты в трехкомнатной коммуналке, зато с окнами на юго-запад.

— Нашей соседкой оказалась бывшая няня Поскребышева, секретаря Сталина. Он был любвеобильный мужчина, менял жен, и всякий раз менялась и прислуга, — улыбается Мария Евгеньевна. — Соседка с двумя дочерями получила одну комнату и после папиной смерти очень завидовала нам с мамой. Когда мамы не стало, мне посоветовали подыскать отдельную однокомнатную квартиру.

Так Мария Евгеньевна из центра переехала в Отрадное, где тогда не было ни метро, ни стационарного телефона. Но она никогда не жаловалась. Наоборот, всегда находила почву для оптимизма. Выпускница иняза имени Мориса Тореза (ныне Лингвистический университет), 30 лет прослужила переводчиком с английского языка в «Интуристе». Сопровождала американские делегации. Слова о гражданском долге и преданности Родине никогда не были для нее пустым звуком. Когда Мария Евгеньевна ушла из «Интуриста», она начала преподавать английскую грамматику. У нее множество учеников, которые ее помнят.

Только в 78 лет она перестала работать, и в жизни сразу образовалась пустота. Так вышло, что на старости лет Мария Евгеньевна осталась совсем одна: ни детей, ни внуков, ни родственников. Идеальная жертва для мошенников — одинокая пенсионерка почтенного возраста с собственной квартирой, приличными сбережениями и высокими моральными принципами.

«Уходите дворами! Прячьтесь!»

…Очередной звонок Сергея: «Мария Евгеньевна, с вашей помощью мы выявили преступников! Я вами горжусь! Но для завершения операции нам не хватает денег. Вы должны еще помочь — взять кредит хотя бы на 500 тысяч рублей!».

— Он уверял, что на днях расследование закончится, мне все вернут и премию дадут; но я не за деньги, понимаете? — горячится она. — Я почувствовала свою нужность.

В банках, куда обращалась за полумиллионным кредитом пенсионерка, ей отказали: источник дохода — пенсия 26 тысяч, родственников нет, возраст за 80. Но Сергей нашел место, где Марии Евгеньевне выдали кредит.

…Заказанное такси доставило ее по адресу: 1-й Люсиновский переулок, дом 3б. Здесь, в бизнес-центре, расположено много всяких офисов, в том числе некий кредитный центр под вывеской «Живые деньги», где, судя по всему, уже были предупреждены о ее визите.

Справка про компанию и само действие

«Живые деньги» — вывеска, под которой работают микрофинансовые, микрокредитные компании, дающие займы. Сеть, как паутина, раскинута не только по Москве и области, где насчитывается почти два десятка офисов, зазывающих стать их постоянным клиентом, видимо, по принципу «коготок увяз — всей птичке пропасть». Примечательно, что требованием к заемщику «Живые деньги» установили предельный возраст не старше 70 лет (как мы помним, нашей героине 80+, но это не остановило займодавца).

Мария Евгеньевна поднялась в офис на второй этаж и спросила, какой кредит ей могут предоставить? Ответили, что готовы дать и 2, и 3 миллиона рублей под залог квартиры. Когда она сообщила об этом Сергею, он ответил, что брать надо 2 миллиона, и успокоил: «Не волнуйтесь, мы уже заканчиваем операцию!».

На всякий случай она поинтересовалась, какой процент придется платить в месяц по этому кредиту. Кредиторы сначала сказали, что 14–16 тысяч рублей. Конечно, отдавать такую сумму из пенсии в 26 тысяч трудно, но Мария Евгеньевна согласилась. Она же была уверена, что государство в лице таинственного Сергея «из МВД» ей всё вернет.

На следующий день она вернулась в контору в 1-м Люсиновском переулке уже с документами на свою квартиру. В офисе ей приносили на подпись какие-то бумаги и торопили: «Быстрее!». Затем Марию Евгеньевну мужчина — похоже, из «Живых денег» — возил на автомобиле по инстанциям: психоневрологический и наркологический диспансеры, МФЦ. И, наконец, с полученными справками, что она не состоит на учете, а квартира не имеет обременений, пенсионерку на закате дня потащили к нотариусу. Характерно, что во всех учреждениях ее сопровождающий вел себя как завсегдатай, уже неоднократно проворачивавший весь этот изнуряющий очередного «клиента» церемониал.

— В нотариальной конторе я, не читая, подписала доверенность на каких-то неизвестных мне шестерых людей — как оказалось, на совершение любых регистрационных действий с моей недвижимостью, — с горечью признается Мария Евгеньевна.

Доверенность на бланке, 11 декабря 2020 года удостоверена нотариусом г. Москвы Черниговым И.О. Кто же эти незнакомые счастливцы, на долю которых, как манна небесная, свалилась возможность распоряжаться чужой квартирой? Некто Доброгорский В.А., родом из Саратовской области, а ныне москвич; Василенко А.Д. из Подмосковья; Слижевский М.А. — директор ООО «Живые деньги»; Бершадский О.Ю., родом из Крыма и тоже москвич; Чеснокова В.О., тоже с Украины, в Москве просто пребывает, Слижевский А.В. надо полагать — отец гендиректора ООО «Живые деньги».

…Кабальный договор займа она увидела только через неделю. И цифры в нем фигурировали космические — 48 процентов годовых плюс санкции за каждый день просрочки. А ежемесячная сумма процентов ни много ни мало 84 тысячи рублей (напомню, при единственном доходе Марии Евгеньевны пенсии в 26 тысяч рублей еще на стадии заключения такого договора было ясно, что заем не может быть и не будет возвращен).

Но и это еще не все сюрпризы. Оказалось, что договор об ипотеке и займе она заключала не с этой кредитной организацией, а с некой гражданкой Тендетник Викторией Владиславовной в лице ее доверенного представителя Кравцова Федора Ивановича, действующего по доверенности, удостоверенной Русаковой Н.С., врио нотариуса города Москвы Руденко А.Ю.

Знала ли Виктория Тендетник про сомнительный займ и залог квартиры Марии Витачек, или ее доверенное лицо самостоятельно проворачивает подобные сделки от ее имени? Правда, есть очень подозрительное совпадение: она еще и землячка предпринимателя Уденева, который как бы сам себе внес 685 тысяч рублей. Оба из Братска Иркутской области! Как мы помним, именно на эту сумму Мария Евгеньевна Витачек сделала перевод Уденеву по требованию Сергея.

Почему же ни в одной из этих инстанций: ни в МФЦ, ни в диспансерах, ни у нотариусов даже не поинтересовались, зачем одинокому пожилому человеку, сопровождаемому какими-то чужими людьми, все эти справки, бумажки?

В офис в бизнес-центре они вернулись практически ночью. К этому времени женщина, которой, на минуточку, почти 84 года, была чуть жива, вымотана до предела и буквально засыпала на ходу. Ей хотелось только одного — чтобы все это наконец закончилось. Но ее ждали — начиналась вторая, главная часть Мерлезонского балета. Перед измученной пожилой женщиной выложили на стол 2 миллиона 100 тысяч рублей займа!

— Деньги пересчитали у меня на глазах. Все это снималось на видео. Я стояла у стола с открытым паспортом и отвечала на вопросы: «Мария Евгеньевна, это ваши деньги? Вы признаете, что их берете?» На руки выдали ровно один миллион наличными деньгами, а один миллион 100 тысяч рублей эти «Живые деньги» оставили себе, якобы в качестве залога: мол, в таком почтенном возрасте со мной всякое может случиться, — говорит Мария Евгеньевна.

На прочтение договора времени не дали, да и так было уже достаточно поздно. Кроме того, наши люди, а в особенности почтенного возраста, редко досконально изучают такие документы, напечатанные хоть мелким, хоть крупным шрифтом.

Если бы она внимательно прочитала то, что подписывает, поняла бы, что при займе в 2 миллиона 100 тысяч рублей, 1,1 миллиона рублей это, оказывается, ни много ни мало «вознаграждение исполнителя по договору на оказание услуг 17012-02 в лице генерального директора ООО «Живые деньги» Слижевского Максима Александровича за «комплекс консультационных услуг в целях привлечения кредитных ресурсов для нужд заказчика». Получается, вознаграждение больше 50% суммы самого займа!

Но, очевидно, главный куш мошенников — сама квартира, которая стоит порядка 7 миллионов рублей, так как заведомо известно, что по условиям договора (сумма займа и %) Мария Евгеньевна никогда не сможет вернуть баснословный долг! Кредиторы будут ждать возврата займа ровно до 11.12.2021 года, как указано в договоре…

В полдвенадцатого ночи бесконечно усталую женщину посадили в такси и отправили домой.

А утро, как обычно, началось со звонка Сергея: «Мария Евгеньевна, собирайтесь! Надо сделать переводы через банкоматы!» Он будто бы уже знал, что жертва при деньгах.

— Он велел разложить миллион на пачки по десять пятитысячных купюр. Катали меня по отдаленным пунктам — в Мытищи, в Лосиный Остров. В одной руке я держала телефон, по которому Сергей давал мне свои указания, другой набирала номера из 16 цифр, но платежи почему-то не проходили. И так в четырех банкоматах. «Поехали дальше, попробуйте другие купюры!» — руководил Сергей.

Странное поведение пенсионерки, на ее счастье, привлекло внимание и вызвало подозрение у полицейских. Ей предложили проехать в отделение. Услышав это по телефону, Сергей нервно кричал: «Срочно уходите дворами! Спрячьтесь в подъезде, я найду вас!».

Последний приказ мошенника Мария Евгеньевна не выполнила. Она сидела в патрульной машине и чувствовала, как с глаз спадает пелена, и только повторяла: «Как же я вас ждала!». В отделении она рассказала свою историю, которая звучала столь невероятно, что ей уже собирались вызвать психиатра. Полицейские поверили, лишь когда увидели в ее сумке миллион рублей, который ей следовало под «чутким руководством» Сергея разбросать по указанным им счетам. Мария Евгеньевна написала заявление. А 31 декабря неизвестный оставил у дежурного ОВД «Отрадное» копии мошеннических договоров…

«Во всем сама виновата…»

Миллион, который по иронии судьбы остался у жертвы, аферисты, конечно, пытались заполучить себе, для чего потом уже под видом полицейских явились прямо к ней домой. Вот только теперь она была не одна. Сработал пульт вызова вневедомственной охраны, примчались сотрудники Росгвардии. Открылись двери соседних квартир, а близкая подруга Марии Евгеньевны снимала происходящее на планшет. Незваные гости быстро ретировались.

По признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица. Того самого Сергея из телефона. А если завтра он прикажет кому-то взять заложников, ограбить инкассаторов или устроить взрыв?

Только представьте себе: мошенник в течение нескольких дней дистанционно управляет жертвой, отбирая накопления и заставляя подписывать кабальные обязательства. Он уверен, что его никто не будет разыскивать или не найдет. Ведь судьба таких дел в отношении неустановленных лиц сначала заканчивается приостановлением, а затем, по прошествии времени, прекращением. Зачем проверять телефонные соединения, IP-адреса и т.д., когда есть дела поважнее? А таких наивных и доверчивых стариков уже десятки, если не сотни.

Мария Евгеньевна, конечно же, во всем винит только себя: «Я сама сняла деньги со своих счетов и, получается, добровольно следовала всем этим чудовищным указаниям».

Есть закон, запрещающий микрофинансовым организациям (МФО) выдавать гражданам кредиты под залог жилья. Но кроме МФО есть еще и микрокредитные компании (МКК), к которым себя относят «Живые деньги».

— Этого Сергея мы вряд ли когда-то увидим, — говорит Алексей Курганов, адвокат, представляющий интересы Витачек. — Он лишь один из винтиков в налаженном механизме по отъему денег и жилья. Но есть аферисты, без которых вся эта преступная схема не могла бы существовать. И это главное звено. А ООО «Живые деньги» в лице генерального директора Максима Слижевского продолжает свою деятельность в центре Москвы, в двух шагах от Министерства внутренних дел.

Кстати, про эту микроскопическую контору в Интернете можно узнать много интересного. Не раз попавшие в долговую яму пытались судиться с этими и разными другими «живыми деньгами». Увы, чаще всего безуспешно, поскольку наше государство и органы, призванные защищать граждан, в том числе от мошенников всех мастей, предпочитают уклоняться, направляя потоки обманутых и пострадавших граждан в русло гражданско-правовых отношений вместо того, чтобы раскрывать преступные схемы злоумышленников и привлекать их к ответственности. А пока всем этим Сергеям бояться нечего, так что быть начеку надо всем нам.

Если кому-то кажется, что в такой переплет попадают только доверчивые беззащитные старики, то это не так. Недавно мошенники заставили 25-летнюю москвичку сделать около 200 переводов на общую сумму более двух миллионов рублей за одну ночь! А началось все со звонка якобы сотрудника прокуратуры, который сообщил девушке, что злоумышленники оформили на нее кредит и пытаются украсть большую сумму. Поэтому ей необходимо выполнить свой гражданский долг — помочь следствию. Ничего не напоминает?

Адвокаты Марии Евгеньевны подали в Росреестр заявление, чтобы на ее квартиру наложили обременение, дабы она не была переоформлена на третьих лиц. А прямо сейчас такой же «Сергей» звонит очередной жертве, требуя исполнить гражданский долг или под каким-нибудь другим благовидным предлогом, а ничем не гнушающиеся дельцы, специализирующиеся на впаривании ненужных услуг и сумасшедших займов или кредитов с последующим отъемом квартир, уже потирают руки.

Важно! По всем вопросам, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Бесплатная горячая юридическая линия.


Источник: https://jur24pro.ru/news/problemy-v-medlanzhe-plokhie-vrachi-ili-brak-v-lekarstvakh-postradavshie-smerti-reanimatsiya/

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *